~VivaLaVita~
"Господь наблюдает за тобой.. Так живи так, что бы ему было интересно.." (с)
Все высокоразвитые народы доколумбовой Америки совершили прорыв в каких-либо областях деятельности и знаний. Майя были великими архитекторами и астрономами, ацтеки – строителями и воинами. Инки вошли в историю как создатели крепости Мачу-Пикчу и узелкового письма.

Колумбийские индейцы не возводили роскошные города и не знали письменности. Но в памяти человечества они навсегда останутся непревзойденными ювелирами.

История Колумбии началась задолго до того, как на американскую землю ступил человек, давший ей свое имя, - мореплаватель Христофор Колумб. У ученых есть версия, что некоторые народы, переселившиеся в Америку, осели сначала на территории современной Колумбии, там развивали свою культуру, которая со временем распространилась на север и юг. Таким образом, Колумбия может считаться колыбелью т.н. высоких цивилизаций Нового Света. В пользу этой теории говорят данные археологических исследований. Они показывают, что колумбийские культуры имеют много общего с двумя наиболее передовыми центрами Древней Америки – мезоамериканским (центральноамериканским) и центральноандинским. В специализированной литературе территорию Колумбии и некоторых сопредельных стран окрестили Промежуточной областью между Мезоамерикой и Андским регионом. Кроме того, у Колумбии выгодное географическое положение: она равноудалена от двух крайних точек континента, через которые был возможен приход человека в Америку.

Техника «потерянного воска»


Золото стало неизменным спутником колумбийских индейцев еще в незапамятные времена. На западе Колумбии находилось несколько крупнейших центров добычи драгоценного металла – район Буритика (современный департамент Антиокия) и бассейн реки Альто-Каука. Испанцы, осваивавшие эти земли в XVI в., писали о «золотых жилах, которые тянулись вдоль обрыва реки, состоявшего, очевидно, из разновидности сланца почти белого цвета; некоторые рудники достигали трех стадий (стадия – 180 м) глубины». Испанский конкистадор Васко Бальбоа, посетивший Буритику в 1513 г., рассказывал в письме королю: «Добывают золото без всякого труда двумя способами. Один состоит в том, что ожидают полноводия рек, текущих в ущельях, а когда реки опадают и высыхают, то золото, смытое с горных отвесов и принесенное с сьерры (горных хребтов), остается на поверхности в виде крупных зерен (индейцы рассказывали, что они достигают размеров апельсина или кулака), а также в виде гладких пластин. Другой способ добычи золота состоит в том, что ожидают, когда в сьерре высохнет трава, после чего ее поджигают, а затем отправляются на поиски на возвышенности и в низины и находят большое количество золота, плавят его в слитки и этим откупаются от касика (вождя)».

Развитию ювелирного дела в доиспанской Колумбии способствовали два фактора: открытие в глубокой древности обширных залежей золота, меди, изумрудов и выдающиеся творческие способности ее жителей. Ювелирное искусство восходит к VII в. до н.э., но, возможно, появилось в еще более ранние времена. Оно оттачивалось на протяжении двух тысячелетий и не исчезло даже с началом геноцида индейских народов.


Древнеколумбийские умельцы предпочитали работать с тумбагой, или томпаком, - сплавом золота и меди в соотношении примерно 30 (золото) к 70 (медь). Тумбага ценилась тем, что не требовала высокой температуры плавления, из нее можно получать самые разные оттенки, изменяя соотношение компонентов. Сперва томпак нагревали до тех пор, пока медь, соединяясь с кислородом, не давала окись. При помощи специального травяного настоя или мочи, предварительно выдержанной, медь удаляли с поверхности, где оставался тонкий обогащенный золотом слой. Тумбагу готовили в паяльных трубках, плавильных тиглях и горнилах, работавших на каменном угле. Не спроста мастеров-ювелиров называли «властителями огня».

Золотых дел мастеров причисляли к божествам, наделяли сверхъестественными способностями. Они обладали особым статусом в обществе и считались незаменимыми. Многие авторы, в том числе российские, пишут, что колумбийские аборигены научились тонкой работе с золотом от гвианских, карибских аборигенов и араваков. В действительности все было наоборот. Мастера Древней Колумбии – первопроходцы в ювелирном деле Нового Света, так и оставшиеся непревзойденными. Они поделились своими знаниями не только с упомянутыми племенами, но и с обитателями Эквадора, Панамы, Коста-Рики.


При обработке металла применялись различные техники: ковка, закалка, чеканка, литье в формах из огнеупорной глины, очистка местного золота, золочение, пайка, зернь и т.д. Особых навыков требовала техника «потерянного (или утраченного) воска». Сначала изготавливалась болванка из глины и древесного угля, затем ее покрывали пчелиным воском и еще одним слоем глины, оставляя место для воронки. Фигурку из глины разогревали, чтобы воск внутри растаял и освободил место для расплавленного металла. В горячую форму заливали сплав золота с медью, принимавший конфигурацию первичного изделия. Внешнюю оболочку из глины разбивали, появлялась металлическая фигура, повторяющая форму воска. Ее полировали мелким песком, гладкими камешками и другими материалами до получения золотого блеска. Такая техника позволяла изготовлять изделия исключительной красоты, со сложными орнаментами и репродуцировать их целыми сериями.

«Золотой король» муисков

На территории Колумбии существовало несколько «золотых культур». Во II в. н.э. возникла культура чибча-муисков – самая высокоразвитая цивилизация Древней Колумбии. Слово «чибча» происходит от имени главного бога аборигенов – Чибча-Чума (в переводе с языка индейцев – «опора чибча»). Сами чибчи называли себя муисками («людьми»). Культура Муиска сложилась на Боготском плато, распростершимся на высоте от 1800 до 2700 м над уровнем моря. Чибчи обосновались в этих краях с довольно суровым климатом после долгих странствий, начавшихся для одних в Центральной Америке, для других – в восточных льянос. Скорее всего, индейцев побудило к миграциям желание освоить новые земли. Позднее они заняли также часть современных Панамы и Эквадора. Площадь империи муисков превышала 30 тыс. кв. км. Их численность, по данным разных ученых, составляла от ста тысяч до миллиона человек.


…Бог Чиминигагуа запустил огромное количество птиц, которые облетели весь мир, повсюду выпуская из клювов солнечные лучи. Так, если верить мифам чибчей, на земле появился свет. Однажды из священного озера Игуаке вышла богиня Бачуэ («Достойная Мать») с маленьким сыном. Достигнув зрелого возраста, он стал ее мужем. После каждой беременности Бачуэ рожала от четырех до десяти детей. Состарившись, супруги вернулись в озеро, превратившись в огромных змей. Но прежде они научили своих отпрысков строить дома, обрабатывать землю, разводить и поддерживать огонь, любить и уважать друг друга. Так мир был заселен людьми, честными и работящими.

Муиски действительно были очень трудолюбивыми. Их экономика основывалась на земледелии. Индейцы строили террасы, использовали искусственное орошение. Культивировались 13 сортов маиса, картофель, юка, фасоль, кибиа (по вкусу похожа на репу), арракача (андский сельдерей), пита (вид агавы), бобовые, тыква, томаты, ананасы, авокадо. Чибчи охотились, занимались рыболовством, собирали мед, добывали серебро, изумруды, соль. У них была хорошо развита торговля. В конце каждой недели в крупных населенных пунктах устраивались торги. Велась торговля и с другими народами. Экспортировали преимущественно соль и изумруды, а покупали золото. Чибчи – единственный народ доколумбовой Америки, имевший деньги. В качестве меновой единицы использовались небольшие золотые диски диаметром 3-4 см.

Ювелирное искусство чибчей обладало рядом ярких отличительных черт. Мастера этой зоны не прибегали к технике золочения. Основные декоративные мотивы их ювелирного творчества – ажурная резьба и рельефы из проволоки. Муискским ювелирам свойственно применение каменных матриц для изготовления одинаковых изделий.

Исследователи разделяют золотые предметы культуры Муиска на две группы: вещи для повседневного использования и ритуальные предметы – тунхас, получившие свое название от искаженного муискского «chunso» (жертва, идол). К первым относят короны, тиары, диадемы, бусы и браслеты из нанизанных на золотые шнурки фигурок лягушек, змей, ящериц, рыб, обезьян, птиц, овальные, круглые и прямоугольные подвески для носа и ушей, нагрудные пластины в виде сердца и дисков, ожерелья, булавки, броши, ложки, чаши, сосуды, шлемы, копья, панцири, изображения глаз, ртов и половых органов. Тунха – это мелкая золотая скульптура: плоские человеческие фигуры с чертами лица, конечностями, элементами одежды и украшений, оружием, статуэтки животных, групповые композиции из повседневной и политической жизни. Тунха – вершина ювелирного искусства индейцев Древней Колумбии. Удивительно, как они справлялись с такой сложной техникой и добивались идеальной шлифовки плоскостей, безупречных узоров, точности углов выступающих частей, совершенства граней, простоты одних линий вместе со сложными переплетениями других.


Лучшие мастера по золоту жили в районе озера Гуатавита. Эта лагуна со спокойными зеркальными водами и холмистыми берегами была местом исполнения главного обряда чибчей. Каждый новый правитель, вступая во владение государством, должен был направиться к Гуатавите, чтобы умилостивить Демона, своего бога и господина, и принести ему жертву. Подданные делали плот из тростника, на нем помещались четыре жаровни. На берегу собирались толпы индейцев, украшенных перьями, коронами, серьгами. В руках они держали факелы. Как только жаровни на плоту начинали куриться смолой и благовониями, факелы на берегу загорались ярче дневного света. В это время нового касика раздевали догола, смазывали все тело смолой и осыпали с головы до ног золотым порошком. Затем его переносили на руках и ставили на плот, а к ногам складывали гору жертвоприношений – тунхос и изумруды. Вместе с новым властителем на плот становились четыре подчиненных ему касика, обнаженных, в плюмажах, золотых коронах, браслетах, каждый со своими подношениями. Когда плот отплывал от берега, толпа принималась играть на музыкальных инструментах, петь и кричать, что есть силы. Все стихало, когда плот достигал центра озера. «Позолоченный человек», сияя в лучах восходящего солнца, читал молитвы и бросал дары Демону. Вымпел, развевавшийся на ветру в течение всей церемонии, опускался. Все пятеро кидались в воду и плыли к берегу. И вновь начинались крики, музыка, пляски с неумеренным потреблением чичи (алкогольный напиток из заквашенного на воде маисового зерна). Только после этого власть нового касика признавалась законной.

Устная традиция индейцев сохранила интереснейший, но мало известный миф, ставший основой для истории о священном действе на озере. Жена касика, раздосадованная невниманием мужа, изменила ему с его же телохранителем. Узнав об этом, царь приказал убить предателя, расчленить труп и на пиршестве заставил супругу есть его гениталии. Несчастная царица сумела убежать, взяв с собой дочь, и вместе они бросились в озеро Гуатавита. Раскаявшийся правитель дал указание найти утопленниц, но отыскать удалось только тело девочки. В ту же ночь касику явилась жена и сказала, что счастливо живет с духом озера и не желает возвращаться. Чтобы вновь заслужить любовь супруги, царь решил ежегодно погружаться в воду, обсыпанный золотым порошком, и подносить дары владычице Гуатавиты. С тех самых пор каждый новый правитель совершал ритуал омовения в священном озере.

Эти истории породили легенду о «золотом короле», или Эльдорадо (исп. «позолоченный человек») – хозяине богатейшей страны, в которой золотые предметы встречаются буквально на каждом шагу.

«Потерянный город» тайронов

На севере Колумбии, в районе горного массива Сьерра-Невада-де-Санта-Марта в X-XV вв. развивалась культура Тайрона. Название этой индейской народности (в переводе с языка индейцев – «золотых дел мастера») говорит само за себя. Тайронские ювелиры изготавливали браслеты, амулеты, бусы, ожерелья, кольца, которые носили на руках и ногах, фигурки зверей и животных. Самые сложные изделия – это литые подвески 10-15 см высотой в виде стоящей фигуры человека с головой крокодила или птицы.


В тропических джунглях Сьерра-Невады скрывается т.н. затерянный город тайронов, обнаруженный грабителями могил в 1975 г. Как установили археологи, город был построен в XIII в. и представлял собой конгломерат из двух-трех сотен крупных поселков. Индейцы старались приспособиться к окружающей природе, а не подчинять природу себе, как это пытались делать многие их соседи по континенту. На склонах горного массива Сьерра-Невада они строили выровненные террасы, на которых располагались бамбуковые и деревянные хижины с каменными фундаментами, крытые пальмовыми листьями.

Испанские конкистадоры в XVI в. жестоко расправились с жителями древнего города: одних убили, других согнали в долину, где многие погибли от голода. Великолепный город тайронов был забыт и заброшен почти на четыре столетия. Сейчас в Национальном парке Тайрона живут потомки его обитателей – индейцы коги и аравака. Они занимаются террасным земледелием, пчеловодством, а также изготавливают сувениры: браслеты и бусы из ракушек и вулканического стекла, фигурки людей и животных из раскрашенной глины, вышитые ленты и пояса, сосуды из дерева и высушенных тыкв, сандалии из пальмовых волокон.

На территории парка произрастают более 300 видов растений, в т.ч. столь редкие, как андский розмарин и тайронская «яблоня», здесь водятся олени, очковый медведь, колибри и многие другие виды птиц, млекопитающих, земноводных и пресмыкающихся. В городе Санта-Марта открыт для посетителей Археологический музей Тайрона, считающийся самой древней постройкой в Америке.

Люди-икотэа и их соседи

В средней части реки Каука в 600-1400 гг. жили сильные, хорошо сложенные, красивые (как писали испанские хронисты) индейцы кимбайя. Кимбайя владели всеми возможными тогда техниками работы с золотом и тумбагой. Им была известна особая трава, придававшая металлу мягкость. Их изделия отличаются большим реализмом и простотой отделки. Они антропоморфны или зооморфны, имеют природные мотивы и часто украшены изображением человека. Кимбайя оставили после себя золотые ожерелья, браслеты, украшения для носа и ушей, скипетры, шлемы, булавки, трубы, копьеметалки, ступки с растительными орнаментами для приготовления жвачки из коки, применявшиеся в ходе религиозных обрядов, небольшие фигуры застывших в разных позах людей, внутри которых были обнаружены обугленные кости.


Во владениях кимбайя находился один из главных центров добычи золота Испанские историки XVI-XVII вв. называли их самым богатым индейским народом на севере Южной Америки. Хронист Сьерра де Леон писал: «…у сеньоров имелись большие запасы золота. Среди прочих их вещей, попадающихся на глаза, были золотые украшения и большие золотые кубки, из которых они пили вино. Я видел, как касик по имени Такуррумби подарил капитану Хорхе Робледо такой кубок вместимостью в два асумбре (мера жидкостей, около 2,16 л). Второй кубок, более вместительный и красивый, он преподнес Мигелю Муньосу».

А вот что сообщал тот же автор о соседях кимбайя, индейцах Армы: «Сегодня, как и раньше, у них много отличного золота; и если бы у туземцев провинции Арма был бы такой же характер, как у индейцев Перу, и они были бы столь же покорными, то, добывая золото на своих приисках, они смогли бы в год выплачивать налоги в размере пятисот тысяч золотых песо. У них имеются большие золотые украшения, причем чистота золота очень высока, наименьшая проба – девятнадцать карат. Когда они отправлялись на войну, то надевали на себя золотые короны, большие нагрудные медальоны, очень красивые украшения из перьев, золотые же браслеты и прочие драгоценности».

В бассейне рек Сину и Сан-Хорхе (северо-восток Колумбии) на протяжении двух тысячелетий обитал народ сину. Здесь простираются бескрайние саванны, которые в засушливое время года обезвожены и раскалены, а в сезон дождей превращаются в огромные болота. Французский исследователь XIX в. Луис Стифлер, путешествовавший по этой местности, называл сину «люди-икотэа» – по имени маленькой черепашки, составляющей основу рациона жителей саванн. В своем ювелирном творчестве люди-икотэа часто обращались к окружающему их миру болот. Мастера по золоту производили украшения, на которых были изображения птиц, ящериц, антропоморфных существ и животных (ягуаров, оленей, крокодилов, муровьедов и др.).

В I тыс. н.э. тихоокеанское побережье Колумбии, долину рек Калимы и Дагуа населяли индейцы калимы. Их ювелирные изделия имеют большие размеры. До нас дошли калимские булавки, броши, маски с носовыми украшениями и висячими серьгами, рельефные геометрические бордюры, флаконы для извести, употреблявшейся при жевании коки, и многие другие предметы с изображением животных и мифологических существ, полулюдей-полузверей.

Среди изделий ювелиров культуры Толима (запад Колумбии) наиболее часто встречаются стилизованные птицы и летучие мыши, а также схематические плоские и угловатые человеческий фигуры.

Мастера из зоны Нариньо (южное высокогорье страны) изготовляли нагрудные украшения, пластины для аппликаций на ткани, носовые украшения и серьги с геометрическими декоративными мотивами или стилизованными изображениями животных, преимущественно обезьян.

Музей золота


Испанские конкистадоры, начавшие завоевание индейских земель в XVI в., нещадно грабили индейцев, опустошали храмы и могилы в поисках золота. В общей сложности в 1537-1840 гг. из Колумбии было вывезено более 35 миллионов (!) унций драгоценного металла. Появилась новая «профессия» уакерос (от кечуанского «huaca» - святилище) – кладоискателей, грабивших индейские захоронения. Научным же изучением доколумбовых культур занимались, как правило, зарубежные историки и археологи. В итоге уникальные золотые предметы оказались в музеях и частных коллекциях Мадрида, Нью-Йорка, Чикаго, Лондона, Парижа, Рима, Берлина, Лейпцига.

Колумбия не лишилась всех своих богатств только благодаря энтузиастам. Среди них особо можно отметить колумбийских археологов и этнографов Висенто и Эрнесто Рестрепо, собравших сто лет назад огромную коллекцию вещей муисков, и французского американиста Поля Риве, по инициативе которого в 1939 г. в Боготе при Банке Республики был создан Музей золота.

Посол Колумбии в России Мигель Сантамария, будучи губернатором Кундинамарки, департамента, где находится легендарная Гуатавита, приложил огромные усилия для исследования «золотого озера» и сохранения его в первозданном виде. В наши дни Гуатавита охраняется государством.

Не имеющий аналогов во всем мире «Музей золота» – национальная гордость Колумбии. В нем выставлено около 30 тысяч экспонатов. Это - самородки, слитки, утварь, монеты, статуэтки, латы, посмертные маски, барельефы, убранство, бокалы, рыболовные крючки, мумии, покрытые украшениями, а также необработанные изумруды весом в несколько килограммов. В конце осмотра экскурсантов заводят в большую темную кладовую и включают яркий свет. И тогда взорам посетителей предстают 12 тысяч ослепительных предметов из золота.

Колумбийцы не прячут драгоценности своих славных предков. Ювелирные изделия можно увидеть повсюду, вплоть до международного аэропорта Боготы «Эльдорадо», где создана передвижная экспозиция роскошных украшений из золота.

* * *
«Золотые культуры» - основные вехи в славном прошлом страны, носящей имя Колумба. А золото – одно из главных национальных богатств Колумбии (по добыче этого металла она – лидер в Латинской Америке), важнейшая составляющая ее национальной культуры.

Наверное, хорошим эпиграфом к книге о колумбийцах и колумбийском золоте могли бы послужить строки испанского поэта и летописца XVI в. Хуана де Кастельяноса:

Не трудолюбивы – но зато богаты.
Ведь все, что делают они, - из злата.
Склонившись над золотоносной жилой,
Они ее без жалости ломают.
Тут не считаются с затраченною силой,
Во имя золота живут и умирают.
И возвращаются домой с большой наживой,
Сколь пожелают, столько собирают.
Такая уж звезда над этой нивой,
Ее просторы золотом сверкают.

Автор: Мигель Паласио

@темы: Культура, История, Колумбия